ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОЖИРЕНИЯ

Подход к психологическим аспектам ожирения является частью многопрофильного лечения пациента, проявлением внимательности к его нуждам с органической, психологической, семейной и социальной точки зрения.

Разговор об этих аспектах не означает того, что мы воспринимаем ожирение как психическое расстройство, но мы будем исследовать психологические факторы, которые могут способствовать началу, обострению и лечению этого заболевания. Кроме того, социальные и семейные факторы следует учитывать с целью того, чтобы лучше понять это явление во всей его сложности.

Многофакторный, био-психо-социальный подход в борьбе с ожирением и расстройствами пищевого поведения является основным.

Ожирение является одним из заболеваний, определенных на основании морфологических критериев, а не психопатологических симптомов. Имеются несколько исследований в литературе, результы которых не всегда сопоставимы и зависят от используемой методики и типа пациента.

Булимия, например, рассмотрена с точки зрения нарушения метаболизма серотонина, в связи с чем может быть предложена фармакотерапия.

С другой стороны, следует сосредоточиться на анализе отношений ребенка к материнству и эволюции развития ребенка, чтобы объяснить расстройство пищевого поведения. Возвращаясь снова к предыдущему примеру, булимия будет рассматриваться только как симптом более глобального расстройства. Био-психо-социальный подход, с другой стороны, определяет сложное взаимодействие между социальными, психологическими и органическими факторами.

Мы говорим о «психобиологии», чтобы определить био-психо-социальный подход, суть которого заключается в анализе сложности явления заболеваемости ожирением.

01. Социально-культурные и психологические основы

Ни одно общество не рассматривает пищу и отношения с телом рациональным образом, принимая во внимание только питательную ценность пищи. Следовательно, для каждого из нас, значение, придаваемое продукты питания и привычки в еде произрастают из культурных ценностей, семейных традиций и эмоциональных аспектов.

Кроме того, из-за сложности факторов развития ожирения диеты бывают обречены на неудачу, потому что игнорируются основные причины, лежащие в основе пищевого поведения пациента.

 

Влияние общественных факторов

Просмотр телепередач занимает большую часть свободного времени многих людей (8 часов в день в среднем для американских подростков). Корреляция между избыточной массой тела и часами, проведенными за просмотром телепередач, были обнаружен у детей с ожирением.

Также просмотр телепередач способствует потреблению так называемой «мусорной» пищи. В этой ситуации субъект воспринимает потребности своего тела (в том числе чувство  голода и сытости) с меньшей ясностью и менее защищен от влияния СМИ, а также все чаще находит убежище от собственных проблем в уединении в стенах своего собственного дома.

Ожирение в бедных странах

Есть много стран, в которых избыточный вес является причиной для зависти. По крайней мере, половина стран мира испытывают трудности в поиске пропитания (Brown e Konner, 1987).

Количество жировой ткани в организме в норме составляет от 12 до 15% от массы тела. Жир становится признаком богатства и здоровья в тех странах, где распространены заболевания (туберкулез, малярия, дизентерия, холера), сопровождающиеся потерей массы тела.

Для женщин, ожирение идет рука об руку с функцией рождения детей: широкие бедра и таз способствуют более легкого течению родов, и большему количеству грудного молока. В большинстве стран Африки, Азии, Южной Америки и Океании архетип красивой и желанной, сексуально привлекательной женщин, на которой хотят жениться, чтобы иметь здоровых детей, это женщины пышные и пухлые; девушки даже стремятся набрать массу тела при приближении возраста замужества. К таким странам относится Индия и Ближний Восток.

Идеал женщины

Большинство женщин считают, что они полны недостатков. В течение долгого времени, мужественность считались эквивалентами состоятельности, самоконтроля и интеллекта, свойственными мужчинам, а женскими характеристиками считались  несамостоятельность и слабости. Самоконтроль считался мужской чертой, в то время как голод, сексуальность и эмоциональность считались чертой женской.

Худоба, таким образом, могла быть воспринята как беспокойство, желание контролировать свою судьбу, попытка освобождения себя от главной функции воспроизведения потомства. В этом контексте, антипатия к груди или другим частям женского тела могут быть трактованы как бунт материнской женственности.

Ожирение является не просто пищевым расстройством, но образом жизни, средством защиты, он становится частью обширной системой регулирования существования также и на бессознательном уровне. Внешний вид и органические проблемы могут замаскировать более серьезные нарушения, межличностную напряженность, импульсивную реактивность.

В 1959 Stankard описал две модели поведения людей, страдающих ожирением: синдром ночной еды  и пищевой оргии. Также было выделено два основных нарушения питания: постоянное потребление больших порций пищи в течение более или менее длительного периода времени (Saunders, 1999) и потребление большого количества сладкой пищи.

«Почему я ем, даже когда я не голоден?» Этот вопрос часто задают люди, которые страдают ожирением, и он указывает на то, что голод не всегда связан с реальными пищевыми потребностями. На самом деле, зависимость от употребления пищи — это способ лечения через пищу, ситуация,когда пища становится основной жизненной потребностью и стимулом.

Голодные атаки имеют различное значение с символической точки зрения: попытка не сказать агрессивные или деструктивные вещи, заполнить пустоту внутри, уменьшить беспокойство.

В литературе тучный человек – это субъект с тенденцией к пассивной жизни, в основном, проводящий свое время в доме, перед телевизором. Толстого человека принято считать добряком, общительным. Говоря о психологических аспектах личности, страдающей от ожирения, принимая во внимание сложность его симптомов, людей с ожирением следует воспринимать как лиц  психопатологическими расстройствами.

В одном из исследований было проведено наблюдение за несколькими группами испытуемых.В частности,оно показало,что ожирение может произойти после травматического события, или быть вызванным психофармакологическим лечением (Гамбино, Liberty, Cuzzolaro, 1998). Психологические факторы, выявленные в качестве возможных этиопатогенетических кофакторов:

  • склонность к перфекционизму, низкая самооценка, низкая самоэффективность, дихотомические мысли, внешний локус контроля (фокус на раздражители, доносящиеся снаружи);
  • среди эмоциональных аспектов расстройства настроения отсутствие согласованности между фактическим весом и идеальным вес, чувство дискомфорта из-за формы тела, неспособность выражать свои эмоции, социальное беспокойство, чувство неполноценности и импульсивность;
  • Среди поведенческих аспектов неспособность преодолевать трудности (режим эмоциональной и когнитивно-поведенческой реакции на стрессовое событие и пассивность в отношениях)
02. Обжорство на фоне стресса (BED) и ожирение

Изучение расстройств пищевого поведения является важным шагом в процессе оценки лиц с ожирением для выбора оперативного вмешательства в качестве лечения.

В DSM-IV andICD-10 (международная классификация психиатрических заболеваний) значатся следующие расстройства пищевого поведения:

  • анорексия
  • булимия
  • не указанное иное расстройство пищевого поведения (NAS или EDNOS), в том числе обжорство

BED характеризуется обжорством (потребление количества пищи, которое больше, чем то, что большинство людей едят за тот же промежуток времени при аналогичных обстоятельствах) и сопровождается чувством потери контроля над количеством потребляемой пищи. Человек сам потребляет избыточное количество пищи, даже когда не голоден в контексте одиночества и изоляции из-за чувства стыда. Моменты, следующего за обжорством, характеризуются чувством вины, депрессии, самоненависти, проявление компенсационного поведения (индуцированная рвота, применение слабительных и мочегонных средств, физическая активность, пост). Эти эпизоды происходят по крайней мере два раза в неделю в течение шести месяцев.

При ожирении, частота расстройств пищевого поведения согласно исследованиям,колеблется от 20 до 50% (в общей популяции, заболеваемость составляет 2,5%). Тучные люди имеют более высокую распространенность психологических и / или психопатологических расстройств (депрессия, пограничные расстройства личности, диссоциативные расстройства) или эпизоды физического и / или сексуального насилия.

03. Ожирение и поведенческие аспекты

С точки зрения пищевого поведения, существуют два типа людей, страдающих ожирением.

Есть те, кто ест много в компании других людей: жадные и «наполнители». Первые любят вкусные и дорогие блюда. Последние хотят съесть как можно большее количество и чувствовать полный желудок. В обоих случаях эти субъекты любят есть между основными приемами пищи и, особенно употреблять сладкие и соленые закуски. Есть те, кто употребляет большое количество пищи в одиночку и с глубоким чувством стыда, удовольствие от приема пищи может почти полностью отсутствовать. В 1974 году Стэнли Шехтер предложил объяснение ожирения со ссылкой на понятие «локус контроля»: некоторые субъекты гораздо более чувствительны к стимулам, поступающим из внешнего мира (внешний локус контроля) и менее чувствительны к стимулам, поступающим из их собственного тела (внутренний локус контроля).

Голод (внутренний стимул) не воспринимается или воспринимается неправильно и человек ест, потому что он видит пищу, потому что пришло время, чтобы поесть или потому, что происходят определнные события(внешние стимулы); таким же образом, он не останавливается, потому что он наелся.

Любая критика отсутствует, имеется динамический стереотип поглощения пищи. Многие люди, страдающие ожирением, в надежде потерять избыточную массу тела, постоянно подвергают себя ограничительным диетам, которые в свою очередь вызывают ожирение, устанавливая порочный круг, который может даже привести к расстройствам пищевого поведения. Ограничение может быть частичным или полным. В случае голодания, состояние эйфории и благополучия продолжается несколько дней, также присутсвует чувство всемогущества (психическая анорексия).

Пищевое ограничение вызывает состояние психического и физического лишения, от которого организм защищает себя биологически путем изменения чувства сытости (физиологическая защита).

Если отмена пищи частичная, чувство голода остается, и он становится синонимом физического и психологического страдания и приводит к расстройствам характера, раздражительности, тревожности и депрессии. Сексуальное желание и эмоции исчезают, мысли остаются сосредоточенными на еде. Если пища снова становится доступной, поведение характеризуется компульсивным перееданием.

04. Ожирение и семейный фактор

Говоря о семейных факторов, связанных с ожирением, полезно рассмотреть вопрос о том, как генетическая предраположенность и пищевые привычки влияют на развитие ожирения: гиперфагия, малоподвижный образ жизни, удовлетворение любого из запросов ребенка, связанных с пищей.

Ребенок с двумя родителями, больными ожирением, имеет риск ожирения в три раза выше, чем ребенок родителей с нормальной массой тела. Характеристики пищевого поведения и изменения массы тела на разных этапах жизни (рост, беременность, менопауза) также могут передаваться по наследству.

Liberti, Caputo and Cuzzolaro (in Obesita, edited by Ottavio Bosello, 1998) доказали влияние семейных факторов в развитии ожирения.

В 1977 году Hilde Bruch уже подчеркивал важность семейного фактора в патогенезе ожирения. Автор обращается к роли матери, ее отношению к потребностям своего ребенка, возможного нежелания установить различия между прихотями ребенка и реальными потребностями, гиперпротекцией по отношению к ребенку.

Материальный аспект также учитывается в патогенезе ожирения.

Минухин (1978) вводит понятие «психосоматической семьи». Он изучал структуру, поведение и общение в некоторых семьях с членами с расстройствами пищевого поведения и подчеркивал значение чрезмерного потребления пищи или отказа от еды. Его системно-реляционное представление заключается в восприятии семьи не как сумма автономных индивидов, а как взаимозависимых лиц, следующих своим законам, где отдельные члены взаимодействуют друг с другом и где поведение одного влияет на поведение всех остальных.

Таким образом, аномалии пищевого поведения могут быть средством протеста,сигналом к тому, что субъект находится не в своей тарелке. Эмоциональная составляющая у таких субъектов не выражена и проявляется косвенно, через симптомы и поведение, которое не оставляют времени для обработки собственных мыслей. Таким образом, пища становится способом запонления внутренних и внешних пустот.

Другой тип семьи: с одной стороны, она призывает к автономии и независимости, а, с другой стороны, она посылает противоположные сигналы на эмоциональном уровне. Дети в таких семьях, как правило, отвечают ожиданиям своих родителей, а не слушают свои собственные потребности и желания.

Минухин утверждает, что семья и реляционные структуры вызывают трансформацию эмоциональных конфликтов в современные психосоматические симптомы (как и в случае ожирения), которые имеют функцию снижения семейных конфликтов и сохранения гомеостаза. Таким образом, четыре фактора, которые он определяет принадлежность к психосоматическим семьям: отрешенность от внешнего мира, гиперпротекция, жесткость ролей и взаимодействий, неспособность управлять конфликтом. Эти семьи являются своего рода объектом, где конфликты и различия отрицаются, поскольку они воспринимаются как угроза устройству и семейной гармонии. Все изменения (физических и / или реляционные) обеспокоены тем, потому что они могут нарушить баланс. Отсутствие дифференциации, отсутствие интимности и автономии, а также неспособность выразить напряженность определяют строгие правила и отсутствие гибкости сознания. Такой тип семьи часто встречаются у пациентов с ожирением: слабо дифференцированное восприятие себя, зависимость от одобрения других, незрелость, пассивность, низкая самооценка, трудности в выражении настроения (особенно, это касается гнева), склонность полагаться на других и зависеть от окружающей их среды, нарциссическая хрупкость, тенденция к депрессии. Ganley (1986) связывал  гиперфагию эмоциональный стресс. Выражение эмоций в такой обстановке не представляется возможным, так как это ставит под угрозу баланс в семье, и субъект возвращается к реализации пищевого поведения, перееданию. Это помогает уменьшить внутреннее эмоциональное напряжение, тревогу, избегая глубокого понимания конфликтов и укрепить маски псевдогармонии в семье. Вся семья заинтересована в поддержании этих условий, отношений. Для того чтобы избежать всех форм выражения напряженности или конфликта, тучные люди берут на себя роль козла отпущения, человека, не способного контролировать свое пищевое поведение.

Также переедание ассоциируется с попыткой закрытия от внешнего мира, неспособность встретиться лицом к лицу с конфликтной ситуацией, и выражать свои собственные мысли, отрицая все типы проблем.

По мнению  Hilde Bruch 24% пациентов с ожирением имеют расстройства настроения и 32% страдают от расстройств пищевого поведения.

Многие авторы отмечают улучшение у пациентов после бариатрической хирургии и психологических симптомов в том числе: снижение симптомов депрессии, улучшение восприятие своего тела, чувство собственного достоинства, уверенность в себе, налаживание социальных и семейных отношений и пищевого поведения.

В то же время, не было обнаружено никакой корреляции между психиатрическими диагнозами и ИМТ. С другой стороны, некоторые источники  указывают на увеличение частоты суицидов, которые ассоциированы с ранее не диагносцированными расстройствами пищевого поведения (в том числе анорексией). Из этого можно сделать вывод, что многие пациенты нуждаются в психиатрическом лечении после бариатрической  хирургии. Зарегестрированная частота развития депрессии после бариатрического вмешательства сотавляет 29%.

05. Качество жизни пациентов с ожирением

Всемирная организация здравоохранения определяет качество жизни как состояние физического, психического и социального благополучия.

В контексте хирургии ожирения, инструментом, используемым для оценки качества жизни является шкала BAROS , которая позволяет быстро и легко оценить исход операции в этом ключе. Были изучены три области: потеря массы тела, органические изменения и оценка качества жизни (оценивается на основе таких параметров, как чувство собственного достоинства, физическая активность, общественная жизнь, условия труда и сексуальная жизнь).

В послеоперационном периоде, пациент сталкивается со значимыми изменениями в своем образе жизни, к которым бывает трудно адаптироваться, и это является важным аспектом лечения и наблюдения. Врач должен иметь возможность доступа к структурному типу лечения, иметь дело с психологическими проблемами, которые возникают после операции.

Основные психологические цели после операции

  • Оценка путей адаптации к новой ситуации.
    Рекомендовано посещение групповых курсов, на которых вам предлжат стратегии, касающиеся изменений предпочтений в еде (количество, качество , отказ от некоторых любимых продуктов).
    Остается фактом то, что данный подход поможет прогрессивной осведомленности и самоконтролю с течением времени, как с точки зрения питания, так и в отношениях к другим.
  • Быть готовым воспринимать новое отношение других людей к себе, особенно это касается отношений между партнерами.
  • Продвигаться к концепции активной роли, сосредоточить своё внимание на проблемах, признать свои собственные потребности и желания, направленные на способность адаптироваться к изменениям, к более глубокому осознанию своих собственных трудностей и ресурсов, как внутренних, так и внешних.

Все еще остались вопросы?

Просто позвоните нам!

Уже уходите? Обратите внимание, что у нас сейчас действуют скидки до 15% на услуги! Запишитесь на коснультацию и мы обязательно найдем вариант подходящий именно вам!

Мы видим, что вы у нас на сайте уже более 5 минут. Появился вопрос? Опишите его ниже и мы обязательно Вам ответим!

Запишитесь на консультацию!

Запишитесь на консультацию!